Газета как Сталин морил Ленинград гидроцеллюлозой в блокаду

Если Вы думаете, что вражеская пропаганда осталась где-то в девяностых – ха-ха три раза. Буквально на днях в довольно крупной европейской газете вышло большое историческое расследование. О том как Сталин, якобы, в блокаду целенаправленно морил людей голодом! Читаешь и рука сама ищет на бедре пистолет. А его там нет.

Написала это потрясающее исследование наша соотечественница. Ну как соотечественница, иностранная агентка, получавшая награды из рук американских начальников вполне официально. Насколько я понимаю, своей пропагандой за изрядный прайс сегодня она занимается из Израиля.

Что ещё любопытнее, статья подаётся как сугубо научная. И даже не столько по истории, сколько по химии. Дама-то известная научная журналистка.

Мда, читал я лет двадцать назад её фантастическую книженцию. У нее там у осциллографов, внезапно, были стрелки. А Коперника почему-то сожгли. Это не научная журналистка, это какая-то двоечница.

Начинается история довольно правдиво. Мол, во время блокады наши учёные совершили научный прорыв. Удалось получить на гидролизном заводе гидроцеллюлозу.

В двух словах – это сахар из табуретки. Берётся древесина, сильно измельчается и заливается серной кислотой.

Химические связи рвутся, кислоту нейтрализуют какой-нибудь содой, выпаривают и получают раствор неких довольно загрязнённых сахаров. В теории, такие сахара можно долго очищать и даже попытаться добавить в корм скоту.

На практике к реальной глюкозе получившийся раствор имеет очень далёкое отношение. Эту патоку можно перегнать и получить древесный спирт, денатурат. Это правда. Но об этом журналистка не очень в курсе.

Гидролизные комбинаты, собственно, денатурат и делали. Только пить его нельзя, он ядовит. Да и пищевая ценность у него никакая. Это не сахар, это яд.

Все попытки, например, германских и даже американских учёных получить из деревяшки добавку в корм для скота в тридцатые провалились. Всё осталось на уровне теории.

Большая заслуга учёных в Ленинграде, что они-таки из древесины, вернее, из целлюлозы получить что-то съедобное умудрились! Та самая гидроцеллюлоза – это такая мука с некоторым содержанием сахаров. К большому сожалению, крайне небольшим.

Была проведена опытная выпечка хлеба, в который с обычной ржаной мукой добавили около десятой части гидроцеллюлозы. Хлеб вышел горьковатым, но вполне съедобным.

С этого момента обком даёт поручение развернуть производство гидроцеллюлозы на широкой основе. Через пару месяцев появился и ещё один побочный продукт.

На кондитерской фабрике предложили попробовать вырастить на гидроцеллюлозе особый вид дрожжей. И даже вполне успешно это опробовали.

Оказалось, что на древесном сахаре дрожжи растут вполне прилично. Есть такое в чистом виде, конечно, нельзя, но как белковая добавка в пищу вполне подходит.

Опять же, производство дрожжей на древесине в Ленинграде было развёрнуто достаточно масштабно. И немало жизней было ими спасено:

Собственно, свои Сталинские премии учёные получили совершенно заслуженно. Настоящий научный подвиг, только шляпу снять.

Так было в истории реальной. Что вместо этого пишет журналистка-разоблачительница? Ровно наоборот.

Во-первых, по её версии проблема с продовольствием в блокаду была высосана из пальца. Мол, тут шестьдесят километров свободного берега Ладоги. Вози водой пищу, не хочу.

Я, конечно, не знаю, но как по мне это откровенное глумление над подвигом тех, кто пробивал в город «дорогу жизни». Кто под бомбёжками по льду возил в город хлеб.

Над теми, кто в ледяной воде умудрились проложить по дну озера до Ленинграда нефтепровод. А затем и кабели связи. Оказывается, это всё было очень просто, шестьдесят километров свободного берега!

Но и этого мало, журналистка объявляет гидроцеллюлозную добавку в муку – пайкой смерти. Мол, вместо богатой древесным сахаром патоки наши учёные специально сделали муку с нулевой калорийностью.

Дама не стесняется и объясняет, что технологию Сталин, якобы, украл у германских концлагерей. Мол, фашисты делали особый «остен-брот», хлеб для военнопленных.

Делали его, главным образом, из соломы. Набить живот можно, а вот пищевой ценности никакой. Изощрённое издевательство над погибающими в лагере от голода людьми.

Я тут оставлю без комментариев одну цитату журналистки из статьи. Прямо целиком, как есть:

Очень хочется прокомментировать. Прямо грызёт под ложечкой. Но я удержусь. Хоть это и непросто.

Кстати, в преступлениях фашистов над пленными у дамы тоже виноват… кто бы Вы думали? Правильно, Сталин! Конвенцию он не подписал, ага:

Изобретение ленинградских учёных дама объявляет таким же «бескалорийным хлебом». По её расчетам выходит, что гидроцеллюлоза хорошо набирает воду.

Поэтому общая калорийность куска хлеба с добавкой целлюлозной муки у нее упала в три с лишним раза. Как добавка в нормальный ржаной хлеб в десять процентов суррогатной муки может так сильно повлиять на калорийность? Для меня загадка.

Мол, профессор Шарков прекрасно знал как сделать из табуретки сладкую патоку. Даже учебник по гидролизу написал в середине тридцатых.

Но почему-то вместо питательной патоки производил в Ленинграде бескалорийную муку. Видимо, чтобы убить голодом побольше народу.

Дама цитирует разные исторические документы и всюду у нее получается, что большевики и не собирались кормить Ленинград. Всё для этого было, а вот почему-то не хотели.

В какой-то момент дама уже прямым текстом пишет тот вывод, который заказали ей западные кураторы. Хорошо сидите? Читаю:

Это не пропаганда, это уже что-то медицинское. Сталин сознательно, оказывается, морил город голодом. Чтобы полегче сдать его фашистам. Так получается?

Да ещё чтобы жители не поняли, что весь город превращён в концлагерь, их кормили хлебом с почти нулевой пищевой ценностью. Пока поймут, что власть их не кормит, уже бунтовать поздно будет. По-моему, это пострашнее стрелки осциллографа и сгоревшего Коперника!

Почему же Ленинград всё-таки не уморили голодом? Почему город выстоял и не дал фашистам развернуться и полноценно ударить на Москву? У неё и на это ответ имеется.

По её версии, Сталин очень хотел отдать Ленинград Гитлеру, очень хотел. Но Гитлер же был добрый, ему бы пришлось два с половиной миллиона советских жителей кормить. Это же не Сталин, которому людей было не жалко.

Да и убивать мирных советских граждан в Ленинграде бомбёжками Гитлеру не хотелось. Поэтому он решил город не брать.

Вот так, не отстояли героически! Не полёг миллион блокадников за советскую Родину! Нет, добренький душка Гитлер пожалел город и не стал брать. Она так и пишет, я не шучу:

У меня нет слов. И пистолета нет, хотя рука всё ещё тянется. Это настолько за гранью добра и зла, что не вышептать.

Кстати, дама горячая защитница истории о холокосте еврейского народа. Как у нее в голове это уживается даже не знаю.

Убийство нескольких миллионов евреев фашистами – мировая трагедия. Не спорю. А убийство миллиона жителей Ленинграда – досадное недоразумение. В котором виноват, внезапно, не Гитлер и не его пособник Маннергейм, который замыкал блокаду. Нет, опять виноват Сталин!

Давайте скажем пару слов как было в истории настоящей. Слово уполномоченному ГКО по Ленинграду Дмитрию Павлову:

Обратите внимание, никакого даже условно пищевого сахара из деревяшки получить невозможно. Гидроцеллюлозу получали из высокоочищенного сырья для бумаги. И то, съедобность этих сахаров была не очень. Отсюда и довольно скромный вес добавки в муку – всего десять процентов.

Про отрицательную калорийность целлюлозной муки тоже ничего не сказано. Наоборот, Павлов описывает её как вполне пищевой продукт. Откроем его блокадные воспоминания «Стойкость»:

То, что это мера вынужденная, что добавка целлюлозного суррогата несёт мало хорошего – никто и не скрывал. Но город надо было кормить. Почему-то товарищи из обкома не выполняли поручение Сталина уморить всех голодом. Тот же Павлов писал:

Журналистка, кстати, в своей статье приводит разные лукавые цифры. По объёмам выпуска целлюлозной муки и поставки муки обычной у нее получается чуть ли не пополам. Представили буханку наполовину из бумаги? Как она это выдумывает?

Разумеется, сюда же подвёрстан либеральный миф, что уж коммунисты в Ленинграде ели в три горла. Это простым людям приходилось по два раза в день новые дырки на ремнях вертеть:

Опять же, без комментариев. Насколько я помню, у товарища Жданова был диабет и белый хлеб ему было нельзя. Но это к слову.

Теперь по поводу чего это не делали по модным западным методам сладкую патоку из деревяшек. Во-первых, гидролизный завод из Ленинграда эвакуировали. Осталась только небольшая часть оборудования.

Во-вторых, журналистка привирает. Не было в мировой промышленности надёжного метода получать съедобную пищевую добавку даже для скота. В пробирке, можно очистить небольшое количество сахаров. В теории.

Не верите? Вот краткая история попыток запустить промышленное гидролизное производство кормов.

Ещё в девятнадцатом веке Пелуз и Арно запускают во Франции завод спирта из табуретки. Ничего не получилось, завод банкрот.

Начало века двадцатого, попытка запустить несколько заводов по технологии Классена во Франции, Англии и Штатах. Ничего не получилось, заводы закрылись, проработав очень малое время.

В десятых годах запускаются два завода в штатах по новой технологии Симонсена. Один в Джорджтауне, второй в Фуллертоне. Ничего не получилось, заводы банкроты.

В 1927 году новый научный прорыв. В Женеве запускается опытный завод будущего нобелевского лауреата Фридриха Бергиуса. Результат Вы знаете – ничего не получилось, завод банкрот.

В сухом остатке – делать съедобные сахара из табуретки так никто и не научился. Оно и до сих пор возможно только в экспериментальных условиях. Так что зачем врать.

А теперь маленькая сенсация. Знаете у кого с древесиной всё получилось? У товарища Сталина!

К концу тридцатых СССР мировой лидер по строительству гидролизных комбинатов! К моменту нападения Гитлера, в Союзе работало восемь таких комбинатов!

Увы, делать сахар из досок не умели и они. Зато отлично делали древесный сахар, который перерабатывали в технический спирт. Если бы существовал способ получать из древесины пищу в промышленных масштабах, наша промышленность эту задачу решила бы первой.

И ещё пару фактов о настоящем профессоре Шаркове. Который, якобы, не догадался как же сделать сладкую патоку, хотя весь мир это делал по щелчку пальцев.

Ленинграду повезло несказанно, что Шарков оказался в городе. Потому что именно он проектировал в середине тридцатых гидролизный комбинат в Череповце.

Он же запускал в 1935 году гидролизный комбинат в самом Ленинграде. И первая в Союзе кафедра гидролиза в университете тоже создана Шарковым!

Это был ведущий в мире специалист по проблеме. И его гидролизная мука – нешуточное достижение и научный подвиг. О чём он там мог не догадаться?

Но журналистка продолжает возмущаться, что профессор не пустил в хлеб грязный древесный сахар. Людей бы просто отравили, но ей всё нипочём. Вот послушайте:

Про человечину на рынке я молчу. Тут электричеством уже лечить надо, по-моему. Но вот пить технический денатурированный спирт…

Настоятельно не советую даже этой талантливой журналистке такое делать. Тут никакой профессор Шарков потом не поможет.

И ещё одну вещь, которую не решается отрицать даже журналистка. Оказывается, обком, и это подтверждается протоколами заседаний, вовсе не стремился заморить Ленинград голодом.

Наоборот изыскивались любые пути людей накормить. По той же гидроцеллюлозе даются прямые поручения.

Главбумсбыту и фабрике Володарского предписано не отпускать в продажу бумагу определённых сортов. Вместо этого передать все запасы на складах гидролизному комбинату.

Причём не для выпуска спирта, на что был заточен основной процесс комбината. Нет, как раз для выпуска пищевой добавки к муке.

Тяжёлая вышла история и страшная. История стойкости и подвига целого города, подвига всего советского народа, который город Ленина спасал.

Как можно после такого писать бредни про учёных, уморивших город бескалорийным хлебом? Да ещё по примеру фашистских лагерей… Нет слов.

Как хотите, а там в головах уже не стрелки осциллографа вертятся. По-моему, там уже гидроцеллюлоза. Опилки, как у Винни-Пуха.