ЯНАО поглотил кадровый кризис. Стимулы чиновников не работают, а население бежит

ЯНАО поглотил кадровый кризис. Стимулы чиновников не работают, а население бежит

ЯНАО поглотил кадровый кризис. Стимулы чиновников не работают, а население бежит

Резкий дефицит рабочих рук фиксируют в строительстве, логистике и ТЭК.

Официально один из наиболее благополучных регионов РФ – ЯНАО – испытывает острый кадровый дефицит. Округу не хватает тысяч рабочих рук, прежде всего, в стратегических отраслях, что, в свою очередь, негативно влияет на реализацию задач в рамках национальных проектов, устанавливаемых федеральными властями. Более того, как было озвучено в ходе Всероссийского форума «Арктика. Лёд тронулся», по количеству незаполненных вакансий среди северных регионов страны Ямал уступает лишь Мурманской области. Печальную картину за фасадом внешней привлекательности, впрочем, оперативно изменить не удается.

В правительстве Дмитрия Артюхова, признавая серьёзную проблему, пусть и в несколько меньшем масштабе, рассказывают о различных стимулах для привлечения трудовых ресурсов. Они, однако, судя по всему, должным образом не работают, а негативные тенденции фиксируют и в Тюменьстате. В федеральном экспертном сообществе, в свою очередь, указывают на отсутствие внятного комплексного подхода к демографическим и миграционным процессам. На основе этого какого-либо резкого улучшения положения дел аналитики не ожидают, напоминая о бравурных отчетах и последующих депрессивных настроениях.

Кадровый дефицит в ЯНАО достигает 18 тыс. человек. Такая статистика была озвучена по итогам исследования, проведенного Северным Арктическим федеральным университетом (САФУ; Архангельск).

Данные привёл в своём докладе на сессии «Арктический диалог» и.о. ректора САФУ Павел Марьяндышев. Представитель вуза затронул тему кадрового потенциала Арктической зоны Российской Федерации (АЗРФ) до 2035 года. Из выступления следовало, что наибольший дефицит на 2024 год испытывает Мурманская область (21 тыс. человек), а следом идут ЯНАО (18 тыс.) и Архангельская область (14 тыс.).

ЯНАО поглотил кадровый кризис. Стимулы чиновников не работают, а население бежит uriqzeiqqiuhatf dqdiqhiqqeihtkrt

Примечательно, что ещё в 2020 году был принят ФЗ «О государственной поддержке предпринимательства в АЗРФ». В рамках госполитики адресную комплексную поддержку должен получать 131 населённый пункт, при этом были исследованы десятки социально-экономических критериев. В конце 2023 года на совещании по развитию Арктики президент Владимир Путин назвал обустройство и комплексное развитие северных территорий «неоспоримым приоритетом».

Однако на текущий момент ситуация, судя по всему, далека от оптимистичной. При этом к кадровому дефициту добавляются и негативные демографические процессы, о чём свидетельствуют данные Росстата. Так, Тюменьстат, подразделение ведомства в регионах «матрешки», применительно к ЯНАО отмечает, что рождаемость только в январе – марте 2024 года снизилась по сравнению с предыдущим периодом на 2,6%, умерло, напротив, на 6% больше. «За январь – март 2024 года естественный прирост <…> снизился на 9,8% по сравнению с соответствующим периодом 2023», – фиксирует ведомство.

Проблему признают и в правительстве ЯНАО, впрочем, приводя несколько меньшие цифры по кадровому дефициту.

«По состоянию на 5 июня заявленная потребность работодателей автономного округа, за исключением вакансий по специальным программам трудоустройства, составляет 15 553 вакансии, из них с высшим образованием – 3215 единиц, и 6613 рабочих мест со средним профессиональным. Наибольшая доля работодателей, испытывающих потребность в кадрах, приходится на следующие виды деятельности: строительство – 23%, транспортировка и хранение – 13%, добыча полезных ископаемых – 12%, государственное управление – 9%, образование – 8%», – сообщила изданию директор департамента занятости ЯНАО Ольга Акинина.

В своём ответе на запрос агентства руководитель департамента перечислила систему стимулов и мер поддержки для трудоустройства и удержания на Ямале специалистов. В их числе, к примеру, надбавки к зарплате с первого дня работы («северные»), компенсация затрат по найму жилья и соцвыплаты по обеспечению жильем молодых семей, социальные выплаты на строительство жилья и различные виды ипотеки, включая недавно введенную арктическую. Кроме того, разработана система мер грантовой поддержки приезжих специалистов. Тем не менее на текущий момент проблему это не решает.

«Высокий потенциал и темпы экономического развития региона в сочетании с малонаселенностью обуславливают дефицит трудовых ресурсов. Кадровый дефицит характерен не только для отраслей экономики, связанных с деятельностью ТЭК, но и для социального сектора и сферы услуг», – отметила Ольга Акинина. При этом глава департамента указала, что в регионе «создаются условия для возвращения молодежи после получения образования». Но как в беседе с изданием отмечают представители депкорпуса, на текущий момент большая часть выпускников остается жить и работать за пределами ЯНАО.

«Мне сложно говорить о Мурманске или Якутии, но нехватка кадров во всех регионах Арктики – это факт. Она ощущалась всегда, отсюда и инструменты для того, чтобы затащить людей работать на Крайний Север. Причины очевидны – тяжелые климатические условия, недостаток инфраструктуры, негативное воздействие на организм. ЯНАО не исключение. Не хватает специалистов не только в ТЭК, но и в медицине, образовании, культуре. И старение населения тоже есть. Меры частично смягчают проблему, но не до конца. Мы проводили исследование с ТГУ, и выяснили, что двух «китов» времен СССР – жилья и зарплаты – уже не хватает», – говорит депутат Тюменской облдумы Иван Вершинин, представляющий в ней ЯНАО.

По словам собеседника издания, он сам не раз сталкивался с ситуациями, когда люди востребованных специальностей, поработав в регионе, получая высокую зарплату и современное жилье, возвращались на «большую землю». Свой отъезд, как отмечает источник, они аргументировали «отсутствием возможностей для самореализации и синдромом отложенной жизни».

«С учетом того, что в мегаполисах и просто крупных городах среднестатистический образованный человек, специалист, сейчас может получать сопоставимую зарплату, он, конечно, выберет Екатеринбург или Тюмень, просто потому, что там больше возможностей для реализации. Ещё одна ключевая проблема – отсутствие собственных серьёзных вузов. Молодежь уезжает и в массе своей не возвращается. Никого не хочу обидеть, но возвращаются не самые сильные медики, строители, инженеры, которые там не смогли проявить себя и зацепиться. Эта статистика печальна», – констатирует депутат.

Один из коллег Ивана Вершинина в Заксобрании ЯНАО между тем отметил, что «текущая ситуация, особенно в сфере строительства и образования, способна поставить под сомнение исполнение федеральных установок, в том числе сопряженных с нацпроектами». «У нас и так хватает незавершенных соцстроек, и при таких раскладах есть риски, что будет ещё больше. А врачей ищут даже в окружной больнице Салехарда, насколько знаю, есть проблемы с набором персонала в новых корпусах новоуренгойской клиники», – отмечает источник издания.

Своими суждениями с «Правдой УрФО» поделился и федеральный аналитик, председатель наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития, эксперт МЭФ Юрий Крупнов.

«Есть регионы – Ямал, Югра, в чуть меньшей степени Московская область и Сахалин, – которые могут служить примером волновой молодежной миграции. В них создаются комфортные условия, вводятся производственные мощности, что, по нашим наблюдениям, формирует привлекательный период, когда примерно в течение 10 лет туда охотно едут люди и делают карьеры. Но этот период сменяется другим, когда после бравурных отчетов властей об успехах в демографии идёт обратный процесс, отток, нежелание ехать, депрессивные настроения. Проблема в том, что в комплексе, с точки зрения долгосрочного социально-экономического планирования, у нас этим никто не занимается, этой работы просто нет, а функционал ни за кем не закреплен. И эти регионы, как ни парадоксально, сравниваются с ранее отстающими», – констатирует эксперт.

compromat